Суббота , Июнь 24 2017
Главная / Новости / Виктория Чуфарова: в социальных объектах важно не пространство, а его содержание

Виктория Чуфарова: в социальных объектах важно не пространство, а его содержание

Эксперты всё чаще говорят о необходимости принципиально нового подхода к созданию социально-культурных объектов для жилых районов. Молодые российские урбанисты уже несколько лет реализуют в различных городах России проекты общественно-культурных центров – общественных площадок, которые формируются по запросам жителей, управляются и содержатся самостоятельно местным сообществом. О возможностях и препятствиях при создании таких объектов рассказали координатор проектов общественно-культурных центров (ОКЦ) в Санкт-Петербурге Виктория Чуфарова и координатор Центра прикладной урбанистики Борис Юшенков.

 

Чем, по вашему мнению, плохи ныне существующие объекты социальной инфраструктуры? Есть ли объекты, которые могли бы сейчас хоть частично выполнять функции общественно-культурных центров?

Виктория: В традиционных объектах социальной инфраструктуры – школах, подростковых клубах и центрах, детских садах, особенно бюджетных – низкая чувствительность к изменениям, слабая динамика и жесткая политика в отношении проводимых мероприятий. Мы общались с девушкой, которая работала в Подростково-Молодежном Центре в Красногвардейском районе Петербурга и ушла оттуда из-за непринятия новых форматов обучения подростков через вовлечение и практику. Что-то прорывное непросто организовать в таких учреждениях, однако все зависит от адекватности и инициативности сотрудников. Частично функции ОКЦ могли бы выполнять местные библиотеки при условии, что они не будут брать на себя роль менеджеров и организаторов событий сверху, а выступят партнерами в реализации инициатив жителей. Жители ― и участники, и организаторы, а не просто потребители. «Не развлекать, а вовлекать».

 

У каких социальных групп, по вашему мнению, ОКЦ будет наиболее востребован? Вряд ли туда пойдут или будут сами его создавать люди среднего возраста, которые весь день на работе…

Виктория: Ну почему же не пойдут?  Кинопоказы, спортзал, коворкинг для тех, кто устал тратить время на дорогу до работы, курсы для саморазвития в собственном доме ― это вполне себе востребованные функции в ОКЦ. Если люди очень заняты и временного ресурса нет, они могут помочь финансами или контактами. Наиболее активно себя готовы проявлять молодые мамочки, которым хочется высвободить свое время, а также пенсионеры, у которых предостаточно времени и есть широкий набор компетенций.

 

Как вы планируете мотивировать жителей жилых комплексов на активное участие в ОКЦ?

Виктория: «Делай, как мы, делай лучше нас» ― личный пример действенней всего. Наша команда ― это тебе «и чтец, и жнец, и на дуде игрец». Причем так можно сказать про каждого. Среди нас есть организаторы городских фестивалей и ярких локальных акций, художники и архитекторы, ландшафтные дизайнеры и садоводы, команда столярной мастерской, в которую вошли соседи из ОКЦ в Пушкине. Каждый первый ― активист. Огромный заряд дают примеры ОКЦ в других городах, это работает по принципу «Чем мы хуже?». У нас есть мечта создать сеть из ОКЦ по всей стране, чтобы активисты локальных сообществ обменивались компетенциями и организовывали междисциплинарные команды между городами.

Борис: Мы никак не мотивируем. Разве что на самом старте, когда своим примером показываем, как просто сделать простейшие мероприятия, провести праздник урожая или субботник-знакомство. Затем жители приобретают опыт, укрепляется доверие, появляется результат. Мотивирующим моментом становится понимание жителями пользы от совместной деятельности, рост качества жизни и количества доступных им сценариев. Это самомотивация.

 

Есть ли какие-то особые требования к помещению под ОКЦ?

Виктория: Главное ― не само пространство, а его содержание. Проектирование пространства под функции, востребованные жителями. ОКЦ может располагаться на первом этаже дома в ЖК, в офисе продаж застройщика, помещении для выдачи ключей и заселения. Так как запросы жителей со временем меняются и усложняются, хорошо подойдут модульные дома, которые легко устанавливать и трансформировать. Наш архитектор и дизайнер Миша Приемышев разработал схему развития центра и изменений пространства во времени: сначала это простое место для собраний соседей, потом ― более просторное, для обсуждений и встреч районного масштаба. Затем в центре появляются тематические секции для занятий спортом, искусства или игр, антикафе, позже проект усложняется до создания офиса «вскладчину»,  привлекается локальный бизнес, например, пекарни или хэндмейд. В результате формируется развитое уличное пространство.

Борис: Особых требований нет. Опыт одного из наших проектов показывает, что помещения может даже не быть,  по крайней мере какое-то время. Отсутствие помещения – не помеха для совместной деятельности. А совместная деятельность – главный инструмент формирования дееспособного сообщества. Хотя, конечно, с помещением лучше.

ОКЦ 1

ОКЦ 2
Вы планируете привлекать профессионалов к проектам, реализуемым в ОКЦ, или всё будет делаться исключительно силами самих жителей?

Виктория:  У самих жителей огромный потенциал. Многие готовы вести лекции по искусству, экологии, учить рукоделию и музыке, старшее поколение может учить домоводству. На этапе исследования мы делаем анализ местного креативного бизнеса, проводим с ними интервью и смотрим, кто из них был бы полезен ОКЦ, кто готов сотрудничать. В одном подмосковном проекте застройщик даже предоставлял скидку на покупку квартиры профессиональным преподавателям йоги, потому что у соседей был запрос на занятия.

Борис: привлекаем не мы, а жители. Если они решат, что им для решения какого-то вопроса нужен профессионал, и они готовы скинуться на его оплату – пусть так и будет. Хотя сначала всегда надо посмотреть среди самих жителей и среди заинтересованного локального бизнеса и сообществ: как правило, нужный специалист находится на общественных началах или на основе взаимовыгодного обмена.

Как вы считаете, с какими трудностями придётся столкнуться при создании ОКЦ? Как их планируется преодолеть?

Виктория: Неумение договариваться, организовывать, коммуницировать… Но это всё решаемо через образование и просвещение. Мы готовы передать эти компетенции, научить всему, что знаем сами. Но научиться получать удовольствие от созидательного, а не деструктивного ― задача самих жителей, их личный запрос на развитие и изменения.

Борис: трудностей на этом пути очень много. Партисипаторность, которая жителю Эйндховена привычна, воспринимается жителем Тамбова как угроза его личному пространству. За 100 лет в советском человеке убито желание коммуницировать друг с другом. Принцип «хочешь жить спокойно – не высовывайся» еще жив в наших стариках, а ведь они поют колыбельные своим внукам!

Другая ментальная установка пришла из более позднего времени: «я ничего не могу активно менять, могу только жаловаться, а для этого объединяться в сообщество не нужно». Парадигма жалобщика преобладает сейчас даже в активистах. Возьмите тот же «Красивый Петербург»: какая их самая массовая инициатива? Онлайн-приложение по автоматической генерации жалоб! Мы стараемся переводить сознание жителей в другую парадигму: конкретными делами показываем им, что активно созидать и менять мир вокруг себя – это возможно, а зачастую и более эффективно, чем жалоба. Не строчи жалобы чиновнику, а приди к нему вместе с соседями и обсуди: что вы вместе можете сделать, чтобы эту конкретную проблему решить? Если вовлечь в диалог много заинтересованных субъектов, то решение находится. Если найденное решение будет реализовано руками самих жителей, то оно будет устойчивым и эффективным. То же касается взаимодействия жителей с управляющей компанией, с местным бизнесом. Многие чиновники и бизнесмены это понимают и поддерживают создание реальных соседских сообществ.

Источник: лахта-центр.рф

Похожие статьи:

Не забудь поделиться с друзьями: